?

Log in

No account? Create an account
ракеты летают далеко [entries|archive|friends|userinfo]
Катя Космолёт

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Хроники дней [Dec. 29th, 2011|12:37 am]
Катя Космолёт
[Tags|]

Неделю назад я была в большом таком торговом центре, где есть все от шурупов, карнизов и сервизов до шин с палатками и лодками. 
Там было очень много народу, у каждой из миллиона касс по миллиону человек. А после касс такой широкий коридорище, где пакуют сервизы, вяжут рулоны обоев, вывозят кафельную плитку тележками и оформляют кредиты. 
Опять же у каждого стола стоит множество ожидающих людей.
Я иду себе к выходу и вижу, что у последнего стола стоит ожидающая женщина с тележищей стройматериалов. Самая обычная женщина. Такая в темном пальто, женщина-из-очереди.
Она стоит, ждет своего продавца, а на лице у нее пластиковая кошачья маска.
И вид у нее совершенно невозмутимый. Как будто она просто кошка. Или просто женщина.
Я подумала: до чего же здорово - просто-таки идеальная кульминация этой всей безумной гоночно-покупательной атмосферы. 

Вчера я была в таком благотворительном месте, куда можно отнести всякие вещи (от фоторамок до шуб и коньков), а кто-то придет, ему приглянется, он и заберет. Это очень правильное место.
Отнесла я вещи и гляжу - книжки на полках.
Интересно, думаю, а мне можно взять книжки? Оказалось, можно. Даже хоть все.
Но все мне надо, мне надо эдакие. 
В общем, стала я искать свои эдакие книжки, все-то переставлять, нашла Маркеса, Гумилева...
А рядом сидит бабуля и прохаживаются работницы благотворительного места.
У бабули с тетеньками явно дружеские отношения. И вот они разбирают разные вещи и говорят ей: "Вот, гляди, свитер не нужен такой? А рубашка? А вот, смотри, книжка! Возьми книжку для дачи!". А бабуля им: "Так а что мне ее для дачи?". А они ей: "Так а что... Хорошая книжка... Для дачи...".
И место, и бабуля, и тетеньки мне понравились. Хорошие.
А разговор про книжки мы обсудили в рамках семинара по теории литературы.
Ни автора, ни названия, ни жанра - для дачи. Дуся говорила, что многие друзья ее родителей в свое время выбирали книги под цвет обоев.

Сегодня на перемене Даша рассказывала нам про работу.
Даша - это моя однокурсница. Она очень филологическая и очень славная. Такая немного шумная и несуразная. И добрая. Даша работает в нашем Успенском храме. Как она сама говорит и смеется - "лавошницей".
Так вот. В храме было архиерейское богослужение, и Даша о нем рассказывала. Что народу было много, что готовились, что она забыла подарить цветы... Радостно все это она рассказывала. И под конец еще: "Ой, девочки, я такая была красивая-красивая! Такая вся православная-православная! Юбка до пят, платочек, глаза горящие..!".

Я прямо даже записала.
Link2 comments|Leave a comment

Разнообразие деятельности [Dec. 13th, 2011|03:52 pm]
Катя Космолёт
[Tags|]

Это была совершенно сумасшедшая неделя.
Я вот сижу, и не верится мне, что она наконец-то закончилась. Что наступило долгожданное затишье.
Всю неделю я бегала и делала разные дела, большинство из которых делать мне совершенно не хотелось. А если хотелось - то вот никак не сейчас.
Итак, за эту неделю я:

- Провела два ужасных урока русского языка (детей придется переучивать)
- написала и провела два хороших урока по поэзии Ольги Фокиной. в конце (там играл "Свете тихий", шли фотографии разрушенных и неразрушенных деревнь, а я читала пронзительное такое и горькое стихотворение) дети все притихли, а потом еще хлопали. и вообще они заинтересовались и говорили, что думают, а не "что надо"). на оба урока я, кстати, жутко просыпала
- проверила 48 дневников и 60 сочинений
- перетаскала на себе добрую часть экспонатов Музея Литературного Севера
- написала текст, который не давал мне покоя с мая, кажется
- выбрала три лучших своих фотографии. это из тысячи примерно. ого-го.
- перевела два шизофренических и абсурдных стихотворения с сербского для одного сборника
- написала статью про замечательную кенозерскую рабочую династию из тринадцати человек. про каждого из. плюс слово директора, которое директору очень понравилось
- отметила один День рождения
- проплыла километр в бассейне с теплой водой
- спланировала свои рождественские каникулы и даже купила билеты
- овладела искусством укладки ирокеза на воду с медом
- провела вечер с заведующей детским психиатрическим отделением в поисках потерявшейся собаки. собака нашлась и по иронии судьбы оказалась принадлежащей одному городскому сумасшедшему. сначала мы с заведующей психиатрическим отделением бросали в его окно снежки, а потом общались с ним и его семьей, при этом сам хозяин был в трусах и предлагал нам вместо собаки забрать себе его старшую дочь
- сняла половину и смонтировала целый двадцатиминутный документальный фильм о полонистике в Архангельске. фильм вышел веселый, возможно, даже слишком. но нам с Доротой нравится, а у консула, говорят, отличное чувство юмора

Вот как-то так.
Сейчас я пойду просить у дяди Гены, что живет в соседней квартире, пилу. Потому что мне нужны угловые полочки. 
В магазине я угловых полочек не нашла. Заказывать - долго. Поэтому я купила доски и сама себе сделаю полочки. Выпилю. Нда.

UPD + дело в копилку дельной неделиCollapse )
Link1 comment|Leave a comment

from Iris with love [Oct. 4th, 2011|11:20 pm]
Катя Космолёт
[Tags|, , ]

Неделю назад у меня был День рождения.
Кроме лучших на свете сережек Ирис подарила мне...




Здесь все фотографии её.
Такой прекрасный подарок.

Спасибо.
Link2 comments|Leave a comment

* * * [Sep. 22nd, 2011|12:33 am]
Катя Космолёт
[Tags|]

Мне всегда страшно открывать журналы со своими текстами.
Сегодня я решилась на это только через семь часов после того, как мне отдали номер.

Это как пересмотреть видео со своего выступления. Потому что режет каждая пауза, каждое движение.

Страшно, как там о тебе написали, страшно, не добавили ли, не убрали ли знаки препинания. Страшно просто перечитать.

Двина выросла и похорошела, она стала теперь для меня близким, действительно хорошим журналом, не поймите меня дурно, просто она отошла от краеведения, там теперь Прилепин, там много взрослых людей и молодых ребят из разных далеких городов, я теперь читаю их, и мне нравится. От этого еще страшнее, конечно.

Это такая беззащитность перед собственным готовым текстом, перед собственным сказанным словом.

В этот раз только один падеж и две запятые, то есть, так, почти совсем ничего.
И все хорошо.
Link

Пока это еще только-только, пока это вот-вот было [Sep. 8th, 2011|12:03 am]
Катя Космолёт
[Tags|]

Мы сидели с Ирис в поле, на горе сена, на мягкой и удобной горе, и впереди, там, где покосившиеся телеграфные столбы, где еще целое поле до горизонта, где еще много-много сена в белом полиэтилене, где какие-то, наверное, города - там был целый мир, большой, близкий и тихий.
И сзади, за нашим сеном, тоже был мир, только шумный и далекий - с трассой, с автомобилями, с шалыми дальнобойщиками, с гудками на развилках, камнями и пылью из-под колес.
И когда вот так - тишина, и много мира вокруг, далекого и близкого, большого и маленького мира, в котором все так неизвестно - то становится почему-то очень спокойно. Спокойно оттого, что пусть все непонятно - что там будет впереди и когда, зато есть поле и столбы, и теплое сено, и они - по-настоящему.
И справа за двумя канавами напротив вышки были наши велосипеды, забросанные травой (у меня до сих пор жжет пальцы от крапивы), и некому, просто некому было их там угонять, но мы все равно забросали.
И были кочки, такие, что тяжело катить велосипед, и еще зеленая трава, и деревья, и резкий спуск с дороги, и маленькая детская калоша, и одновременно - луна и солнце, и уже прохладно, и уже темно, и пар уже изо рта.
А потом солнце ушло за горизонт, и остался только оранжевый столб света. 
И немного страшная трасса, быстрая, со смятыми пачками из-под дешевых сигарет, с белым домиком на другой стороне, с придорожной ромашкой, с ветром от лесовозов, с белой разметкой на новом асфальте, с красными габаритными огнями, и всему этому хотелось смотреть прямо в лицо.
И роса на сиденьях велосипедов, и обломки бамперов от какой-то, наверное, несерьезной аварии, которые сейчас только обломки, а недавно - очень много чьих-то чувств, слов, мыслей. Обломки остались, а мысли уехали, сидят вместе со своими людьми где-то на кухне, и чай, и рассказы, и разговоры, и радость, что могло быть, но не стало хуже.
И вся эта дорога - развеянные по домам, по улицам радость и горе, только следы остались, как на длинной выдержке огоньки.
И еще автобусы, а в желтых окнах - люди. Едут с работы, смотрят в окно.
И в гору на мост, а там - синяя с оранжевым вода, она под мостом течет быстрее, чем у берега, и корабли на рейде. И молодые пары с детьми, и смех мальчишек.
И кабак на дебаркадере, с металлической лестницей, с канатами и запахом воды, с пьяной и очень хорошей управляющей, и новенький мальчик, похожий на всех барных мальчиков из всех прочитанных мной книг - даже зажигалку он подает по-особому, и усталая девочка, и путаница у стойки, и сто пятьдесят граммов Медвежьей Крови, кабак, где почему-то как в лучших домах Парижа - салфетки на тарелках, энергосберегающие лампы автоматического выключения и водосберегающие краны, но сушилка, по которой нужно ударить, чтобы она заработала, только она все равно потом глохнет. И горячий бульон, и целая река впереди, и мост, а когда направо с зеленым огоньком проезжает катер, то качает, и все трещит немного вокруг.
И очень медленная, очень плохая чужая сигарета, и музыка без мелодии, саксофон, потом клавиши, и огни на другом берегу, и наши отражения - так все, о чем можно было только мечтать, вдруг тихо приходит само.
Я боюсь упустить хоть одно слово, я собираю каждую мелочь как сухоцвет для букета под потолком, я храню эти мелочи как сухие листья в книжках или стеклянных банках, как норвежские камешки, как вытяжки из листьев, как варенье из дней.
Link3 comments|Leave a comment

Кухонное [Aug. 16th, 2011|12:46 am]
Катя Космолёт
[Tags|]

- Что в этом Питере? Так, иллюзия жизни...
- Мама, все - иллюзия жизни...

Это мы такими усталыми голосами. Я при этом варила гречку. 
Мамина речь была обращена к Петре. Питерская Петра безмолвствовала в первом ряду.
Потом, правда, смеялась.
LinkLeave a comment

Над стеклами Земли [Aug. 8th, 2011|08:36 pm]
Катя Космолёт
[Tags|, ]

 У нас сегодня дождь, настоящий сорокапятиградусный дождь, косой.
И когда я с работы выходила, тоже был дождь. Я еще у окна стояла и думала: "Эх, не поехать мне домой на велике. Зато хоть мужикам нашим пожары тушить не надо, если и у них дождь - все само потухнет". Я как раз под конец дня разбирала фотографии, как мужики наши пожар тушили.

Хотела я пойти, в общем, пешком под дождем. Тоже ведь приятно бывает.
Спускаюсь в холл, и отчего-то беру велик. Неудобно ездить под дождем. Грязно. 
Да, думаю, грязно, зато быстро.
Выезжаю из холла и хочу включить какую-нибудь Очень Печальную Песню, чтобы атмосферно поехать под дождем под этим, трагически.
А начинает что-то незнакомое играть. И дисплея у меня нет на плеере, чтобы посмотреть, что это.

И проезжая часть уже, неудобно переключать, оставила.

В общем, оказались это Летели Облака, ддтшные.
Я раньше орловскую версию слушала, а эту скачала сравнить-поглядеть и забыла.

Поглядела.
Очень дождевая оказалась песня.
Я все лужи собрала, тормозила всяко шикарно, поворачивала, щурилась. Почему-то было очень смешно ехать под этим дождем. Я и смеялась. Девушка выходила из банка под зонтиком, увидела, что я смеюсь, тоже улыбаться стала. Я промокла, конечно, вся. Мне Оленька свитер свой подарила, полосатый. Особенно приятно в нем, в котовском, было промокнуть. Приятно, что велик ксанин. 
Приятно, что летели облака, что как капли молока, как здравствуй и прощай, как недопитый чай летели облака.
И еще у нас около дома дорогу ремонтируют, так от асфальтоукладчика и асфальта свежего такой пар идет, что натурально не видишь, куда едешь, только рабочие в форме своей оранжевеют где-то, как в кино.

Я теперь сижу в тельняшке, чай пью. 
Хороший дождь, настоящий.
Link7 comments|Leave a comment

Грустное время [Aug. 2nd, 2011|09:34 pm]
Катя Космолёт
У меня сейчас грустное время.
Надо мной висит гора дел, и везде я вижу и чувствую одну неполноту, недоделанность и незавершенность.
Сегодня я должна была обработать снимки с не самой приятной свадьбы, но забыла жесткий диск на работе. (Кстати, я работаю. Все хотела об этом написать, но сначала боялась спугнуть ощущение "я работаю", а теперь уже просто не хватает дыхания).
И вот снимки продолжат висеть очередным элементом общей незавершенности. Сейчас я накрасила ногти красным цветом (многие девочки в печали красят ногти - подтверждено нашими исследованиями). Пока только одну руку. И решила, что надо о чем-нибудь написать. Не о том, что тут вокруг творится, не о том, на что не хватает дыхания, а так, о чем-нибудь.
Это будет хоть одно завершенное дело, к тому же, мне легче становится, когда я напишу. Это все равно что встать и выпрямиться.

И вот. Будет про бабушку.

Вчера я ходила к бабушке. Мы пили чай, и она то и дело говорила: "Да, вот так...". Она много лет так говорит, просто, в тишину. Как будто подводит какие-то грустные итоги.
У бабушки в комнате есть сервант. У серванта есть угол верхней полки.
Там много чего стоит.
В самом центре - большие фотографии дедушки и моего папы. Дедушка умер полтора года назад, а папа погиб, когда мне было двенадцать.
Вокруг этих фотографий стоят остальные вещи.
Иконки - бумажные, вырезанные из газет. Блестящий календарик с Богоматерью. Книга, на обложке которой изображены вечный огонь и рука, держащая фуражку.
Побитые и склеенные фарфоровые статуэтки - пионерка с портфелем и овчарка.
Помутневшая хрустальная ваза, в ней старые вербы, церковные свечки - некоторые новые, некоторые уже было зажженные, но потом почему-то потушенные. Там же - рекламные флажки: Авианова и Единая Россия.
Прямо под фотографиями - маленькая плетеная корзинка, в ней мои старые-старые подарки - подсвечник с трафаретиком звездочки и деревянные козлики с познаньской ратуши.
Еще нераспакованные новогодние козули и маленькая открытка-елочка, вся в блестках. Сбоку - деревянное рулевое колесо с колокольчиком. Так, с тарелку, но в детстве оно казалось чуть ли не самой лучшей вещью на свете. Рядом - гипсовый бюстик Ленина (моя бабушка была очень комсомолкой, даже потом депутатом и главврачом).

Мне грустно смотреть на все эти не связанные друг с другом вещи.
То есть, наоборот, связанные, но несовместимые.
Там самое дорогое - это папа и дедушка. Папа был их любимый с дедушкой сын. И когда он погиб, то у них у обоих как по всей жизни написали: "Саша погиб". И они не отошли, совсем не отошли. У них каждый день он заново погибает.
Когда умер дедушка, бабушка поставила его фотографию рядом с фотографией папы. И вокруг них - все эти вещи. Несовместимые, но связанные. Связываются, сплетаются они в сознании бабушки - в один образ чего-то важного, значительного, красивого. Не по принципу совместимости они там собраны, не по "подходящести", не по внешнему виду, а по "тональности", по звучанию.
Бабушка будто выбирает инструменты - скрипку, орган, трубу, чтобы они составили торжественную симфонию, но каждый играет свое, или все до единого расстроены, и получается в итоге хаос.

Это угол, угол серванта, в таких местах другие бабушки делают красные углы, только это не красный угол. Там ведь фотографии и Ленин.
Но это и не полка.
Я думаю, это бабушка сознательно или подсознательно делает алтарь, алтарь, иконостас, сумбурный храм своей памяти или даже жизни - со своими святынями, с фотографиями, с фарфоровой пионеркой, с открытками, со старыми козулями - разбитый, склеенный, бумажный, горький.
Там рядом еще самовар, на нем кепка Россия Стартует, на ней георгиевские ленточки. У самовара большая раковина с моря, на котором неизвестно, был ли вообще кто-то из нас, может, это и не наше море, чужое. И банка со святой водой, я знаю: из нее пьет кот.

P.s. И еще я заметила, что я могу заплакать, когда смотрю на чужие руки. На руки жещины, отсчитывающей мелочь в магазине, на руки чужой бабушки, которая в автобусе сжимает ручку своей сумки. И это не грустная бабушка, и это обычная женщина, не такая, которая покупает хлеб на последние, нет. Это могут быть даже руки моего директора - с маникюром и почти всегда - с сигаретой. Просто физически больно смотреть почему-то.
Link1 comment|Leave a comment

Катя учится [Jun. 22nd, 2011|03:23 pm]
Катя Космолёт
[Tags|, , , ]

Она учится, и всё никак не доучится.

У неё был крайний срок сдать курсовую - 17 июня, и она (то есть, я) её до сих пор не сдала.
Оленька меня спрашивает: "Так когда у тебя крайний срок будет?"
Я ей отвечаю: "Ну что ты, Оленька, не знаешь меня, что ли? Если я так активно выражаю своё беспокойство по поводу курсовой, значит, крайний срок сдачи уже минимум как неделю назад был".

Уже две недели я имитирую написание этой курсовой. Хожу в библиотеки, подчеркиваю в книжках, делаю ксерокопии, подчеркиваю в ксерокопиях, составляю планчики, что-то печатаю на компьютере, отказываюсь от прогулок. Курсовой при этом больше не становится.
Такой дым без огня.

В очередной момент, когда мне нечем было спасаться от неизбежности написания, я подумала, что мне надо сделать что-то такое, что заставило бы меня писать эту работу. Потому что просто сесть и писать - это не для меня.

Тогда я сделала вот что:

311.61 КБ   
Это моя антропоморфная курсовая. Она теперь живёт на моей пробковой доске. 
Я вот думаю: нет, ну пишут же люди нормально.

Вообще, у меня тема очень хорошая. И мне нравится на неё думать. И подчеркивать. И текст анализировать. Но мне хотелось бы делать это непринужденно... Для души как бы.
А принужденно - не хотелось бы и не хочется.
И вот я сначала маюсь весь день, пока не наступит какой-нибудь последний момент, а потом сажусь за работу. 
Сегодня вот писала всю ночь, написала целых шестнадцать страниц и даже не закончила анализ одного романа. Он вообще-то должен был быть не больше семи страниц, но понесло меня.
Я поворачиваюсь к своей антропоморфной курсовой и говорю: "Ну потерпи еще чуть-чуть. Ну?".

и тут еще про дипломы, Оленьку, Тасечку, корову, кису и пса. и даже еще наш "фильм".Collapse )
Link3 comments|Leave a comment

16 июня. День Блума. [Jun. 16th, 2011|02:52 pm]
Катя Космолёт

Хэйнанэ. Праздничек, понимаете ли. 
Считаю совершенно необходимым отметить.

Link4 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]